Главная | Каталог статей | Регистрация | Выход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Танки [53]
БТР и БМП [11]
САУ [3]
ЗСУ [1]
Карта раздела
Более удобная навигация
Реклама
Реклама
Авторские права
Информация о авторских правах Вся информация предоставляется в информационных целях. Если Вы считаете, что мы нарушаем Ваши авторские права, то информация будет снята с сайта после Вашего письменного уведомления. Содержимое сайта публикуется на условиях CreativeCommons Attribution-ShareAlike 3.0 или более поздней версии, программные коды в тексте статей — на условиях GNU GPL v2 или более поздней версии.
На развитие сайта
Главная » Статьи » Бронетехника » Танки

Машины на базе Т-26
what is gap insurance
san antonio insurance

Огнеметный танк ОТ-26

Огнеметы, появившись, как и танки, в ходе первой мировой войны, очень скоро зарекомендовали себя эффективным средством при прорыве полевой обороны и штурме фортификационных сооружений противника.

Господствовавшие в 20-ые и 30-ые годы взгляды на характер ведения наступательных операций, кроме воздействия на всю глубину обороны противника, требовали также и высоких темпов наступления. Поэтому, к началу 30-ых годов советскими военными теоретиками была сформулирована мысль о необходимости создания бронированных машин, вооруженных мощными огнеметами, которые можно было бы использовать для уничтожения противника, обороняющегося в полевых укреплениях и фортификационных сооружениях.

С началом массовой механизации РККА идея огнеметной бронированной машины начала получать свое реальное воплощение.

Отдельные источники указывают, что первые опыты по созданию огнеметной бронемашины проводились с использованием танкетки Т-27, на которую устанавливался огнемет с дальностью стрельбы до 25 метров.

Первый реальный огнеметный танк был создан в Институте Химобороны в 1931 году на базе танка Т-18. Новая машина получила наименование ОТ-1. Бак с огнесмесью (мазут-керосин) с баллоном сжатого воздуха монтировался на «хвосте», а брандспойт располагался в башне на месте 37-мм орудия. Для воспламенения огнесмеси использовались автомобильная свеча и дополнительная бензиновая магистраль, причем бензин подкачивал командир танка из основного топливного бака перед стрельбой.

Из-за сложностей с приводами в ОТ-1 отказались от кругового вращения башни, но это считалось нормальным. Дальность огнеметания составила 30-35 м.

Опыт, накопленный при работе над ОТ-1, был использован при создании серийных огнеметных танков, которые массово применялись в РККА в 30 годы.

Говоря об этих машинах, в первую очередь следует упомянуть танк ОТ-26, созданный на базе двухбашенного варианта Т-26 в 1933 году. В отличие от линейного прототипа, левая башня была демонтирована, а в корпусе под ней разместили огнеметное оборудование — резервуар для огнесмеси на 360 л, три баллона со сжатым воздухом, бензиновый бачок емкостью 0,7 л, брандспойт и систему зажигания. В правой башне устанавливался огнемет пневматического типа и пулемет ДТ (боекомплект 1512 патронов). Наведение огнемета и пулемета на цель осуществлялось с помощью плечевого упора. Кроме огнемета, танк оборудовался системой дымопуска. Масса этого танка составляла 9 т, а экипаж состоял из двух человек.

Другой танк — ОТ-130 — строился, начиная с 1936 года, уже на базе однобашенного варианта Т-26. Башня была смещена вправо относительно продольной оси танка. Слева от нее находились два резервуара для огнесмеси общей емкостью 400 л. Дальность огнеметания на смеси мазута с керосином составляла 50 м. Количество односекундных выстрелов — 40. За один выстрел выбрасывалось 9 литров огнесмеси, которая поджигалась от факела горящего бензина, а бензин — от электрозапальной свечи. Масса танка — 10 тонн, экипаж — два человека.

В 1938-40 гг. огнеметные танки модернизировались (ОТ-131, 132, 133). ОТ-133 имел помимо огнемета два пулемета и достиг массы 10,5 тонн.

В 1940 г. появился огнеметный танк ОТ-134 массой 10,8 т, экипаж — три человека. В конической башне сохранилось вооружение — 45-мм пушка и пулемет, а огнемет установлен в переднем верхнем листе корпуса (дальность огнеметания — 50 м). Все огнеметные танки имели оборудование для постановки дымовых завес. Поэтому их в 30-е годы называли «химическими».

Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть огнеметных танков оставались без изменений. Радиостанциями они не оборудовались. Помимо огнеметов танки оснащались приборами распыления отравляющих веществ. Для последней цели на надгусеничных полках устанавливались два резервуара по 200 л каждый. При скорости движения танка 12 км/ч ширина полосы заражения составляла 25 м, а общая площадь зараженной одной машиной местности — 10 000 кв.м. Всего в «химическом" варианте было выпущено около 1,5 тысячи боевых машин. Из них формировались химические танковые батальоны и даже бригады. В состав бригады входило около 150 машин. Всего было сформировано три бригады. Также танки распределялись и по мехкорпусам - по штату их было 52.

Впервые огнеметные танки были применены в августе 1939 года во время боев на реке Халхин-Гол по ликвидации 6-й японской армии. В ходе этих боев четверо танкистов-огнеметчиков 6-й танковой бригады: помощник командира роты боевого обеспечения ст. лейтенант Ф. Я. Спехов, командир взвода огнеметных танков мл. лейтенант Д. Ф. Козлов, механики-водители огнеметных танков младший командир И.И. Бранец и рядовой С. Т. Поднавозный, проявившие героизм в боях с японскими самураями, удостоены звания Героя Советского Союза.

В период вооруженного конфликта с Финляндией в 1939-1940 гг в боях принимало участие уже несколько батальонов и отдельных рот огнеметных танков.

За мужество и героизм, проявленные при прорыве "линии Маннергейма", командиру взвода огнеметных танков 37-й отдельной роты боевого обеспечения 35-й танковой бригады мл. лейтенанту А. Я. Тараканову, командиру огнеметного танка той же роты Ф. П. Павлову и старшему механику-водителю огнеметного танка Ф. Ф. Кротову также присвоено звание Героя Советского Союза.

Опыт применения огнеметных танков на Халхин-Голе и в Финляндии подтвердил высокую эффективность этого вида вооружения, но и поставил перед конструкторами проблему увеличения дальности стрельбы, усиления броневой защиты и указал на необходимость сохранения в танке пушечного вооружения.

Эти проблемы решались уже путем создания огнеметных танков на базе новых танков КВ и Т-34.


Семейство огнеметных танков на базе Т-26:


OT-26 (ХT-26) - химический (огнеметный) танк (1933-1934 гг.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
TT-26 - легкий химический (огнеметный) танк подавления. Вооружение: пулемет ДТ и огнеметная установка.
OT-130 - химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпускался серийно.
OT-131 - химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
OT-132 - химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
OT-133 - химический (огнеметный) танк (1939 г.). Вооружение: огнеметная установка и 2 пулемета ДТ, выпускался серийно.
OT-134 - химический (огнеметный) танк (1940 г.). Вооружение: 45-мм танковая пушка 20K образца 1932/38 г., 2 пулемета ДТ и огнеметная установка, выпущен опытный образец.

Самоходно-артиллеристские установки на базе Т-26

СУ-1

В 1931 году РВС СССР принял постановление по опытной системе бронетанкового вооружения в части самоходно-артиллерийских установок. В числе прочих предполагалось разработать самоходное орудие сопровождения механизированных соединений РКККА — 76-мм пушку на шасси танка Т-26. На конкурсной основе задание на проектирование было выдано председателем НТК УММ И.А.Лебедевым КБ завода «Большевик», ВАММ и немецкой фирме «Даймлер-Бенц». Последняя не уложилась в отведенные сроки и предложила свой проект только в середине 1932 года, когда испытания отечественной версии САУ уже заканчивались. А поскольку советскую сторону не устроила и цена, то сделка не состоялась. Есть основания утверждать, что опыт, приобретенный фирмой «Даймлер-Бенц» при проектировании САУ для Красной Армии, и разработанные советскими специалистами ТТТ к артсамоходу сопровождения пригодились немцам при создании штурмового орудия StuG III.

Однако вернемся к СУ-1 — такое название получила новая САУ, поступившая в октябре 1931 года на НИАП для прохождения испытаний.

Конструктивно СУ-1 относилась к типу закрытых самоходных установок. Над боевым отделением, совмещенным с отделением управления, была установлена клепаная рубка коробчатой формы. В бортах рубки имелись двери для посадки и высадки экипажа, а на крыше — невращающаяся командирская башенка с круглым люком.

76-мм полковая пушка обр. 1927 г. с укороченным до 500—550 мм откатом была установлена в боевом отделении на тумбе, заимствованной у противо-штурмовой пушки обр. 1910 г. Последние состояли на вооружении бронеавтомобилей «Гарфорд» периода Первой мировой войны. Амбразуру для пушки прорезали в лобовом листе рубки по месту (благо рубка была изготовлена из простой стали), и она имела слишком большие размеры.

При стрельбе из СУ-1 наблюдалась лучшая кучность, чем из полковой пушки на полевом лафете и бронеавтомобиля «Гарфорд». Это объяснялось большей массой всей системы. Всего в ходе испытаний из САУ произвели 41 выстрел с места и три — с хода. При этом выяснилось, что прицельный огонь с хода вести невозможно — экипаж бросало по всей машине. Кроме того, работа заряжающего была крайне затруднена, так как боекомплект перевозился в обычных ящиках.

По результатам испытаний члены комиссии— представители НТК УММ и НТК ГАУ — приняли постановление, которое имеет смысл привести полностью. «СУ-1 испытания выдержала и может быть допущена для проведения дальнейших работ по след. направлениям:

1. Угол вертикального обстрела увеличить до 20 гр., для чего повысить высоту цапф на 40 мм.

2. Горизонтальный обстрел довести до ±20°. В рубке иметь два открывающих ся окна для ускорения наводки и наблюдения целей. Высоту рубки — увеличить, чтобы не мешалась наводчику.

3. Расположение маховиков должно быть удобно для наводчика и не отрывать его от прицела.

4. Предусмотреть возможность проведения спуска как рукой со шнура, так и ногой — педалью.

5. В бортах рубки предусмотреть шаровые яблоки для пулеметов Дегтярева. Заднее яблоко установить с расчетом пропуска через него троса для искусственного отката орудия.

6. Амбразура орудия должна прикрываться дополнительным щитком для защиты от пуль и осколков.

7. Трубку-визир прямой наводки заменить прицелом-телескопом с полем зрения 10 гр. и с резиновым наглазником... Наводчик также должен иметь собственное окно или люк для обзора поля боя...

8. Для предохранения номеров орудия от отката предусмотреть откидные щитки или иное ограждение.

9. Должны быть предусмотрены специальные места для заряжающего и рации.

10. Боекомплект разместить в гнездах.

11. Предусмотреть перевозимый пулемет Дегтярева и 10 магазинов к нему для обороны машины от пехоты.

12. Необходимо наличие переговорного устройства самолетного типа.

13. Противооткатное приспособление прикрыть бронекожухом. Переделанных таким образом самоходов необходима партия в количестве 100 шт.»

Проект самоходной установки, усовершенствованной в соответствии с этим постановлением, разработали к лету 1932 года. Но в это время уже было принято решение о вооружении 76-мм орудием артиллерийского танка Т-26 с увеличенной вращающейся башней и все работы по СУ-1 прекратили.

СУ-5

5 августа 1933 года РВС СССР утвердил «Систему артвооружения РККА на вторую пятилетку». В рамках этой программы для механизированных соединений КБ завода № 185 имени С.М.Кирова в 1934 году разработало так называемый «малый триплекс». Он включал в себя три самоходно-артиллерийских установки на унифицированном шасси танка Т-26 — СУ-5-1, СУ-5-2 и СУ-5-3 — различавшихся в основном вооружением. Все три самоходки «триплекса» имели полуоткрытую (забронированную спереди и частично с бортов) боевую рубку, размещенную над кормовой частью машины.

На САУ СУ-5-1 устанавливалась 76-мм пушка обр. 1902/30 г. Горизонтальный угол наведения пушки составлял ±15°, вертикальный — от-5° до +60°. Имелись штатные телескопический прицел и панорама Герца. При стрельбе с места полик заряжающего опускался. Боекомплект пушки, уложенный непосредственно в машине, состоял всего из пяти выстрелов. Поэтому предусматривался подвоз боеприпасов на специальном бронированном транспортере, выполненном на шасси Т-26.

СУ-5-2 отличалась от СУ-5-1 вооружением. На ней устанавливалась 122-мм гаубица обр. 1910/30 г., а на СУ-5-3 — 152-мм мортира обр. 1931 г. С целью повышения устойчивости при стрельбе у двух последних артсамоходов откидывались два сошника.

Су-5-2

В 1934 году были изготовлены опытные образцы САУ «малого триплекса», но этап заводских испытаний преодолела только СУ-5-2, показавшаяся военным наиболее перспективной.

Войсковые испытания СУ-5-2 пробегом и стрельбой проходили с 25 июня по 20 июля 1936 года в 7-м мехкорпусе по специальной программе, утвержденной начальником вооружений РККА. Целью испытаний были проверка качества и выявление конструктивных недостатков у машин первой установочной серии, выпущенных заводом № 185. В испытаниях участвовали две машины — № 003-Г и № 008-Г. Об их результатах можно почерпнуть информацию из соответствующего отчета.

«Всего сделано по 100 выстрелов из каждой. Поворот орудия на сторону 13°50'. Испытания пробегом (маршрут Петергоф — Луга): № 003 — 988,8 км, № 008 — 1014 км. Максимальная скорость по шоссе — 30 км/ч, по проселку — 18—20 км/ч, запас хода по шоссе — 225 км, по местности —130 км.

Помимо водителя на СУ размещены 4 человека, но в сухую погоду сильная пыль делает пребывание расчета на машине почти невозможным. СУ преодолевала стену высотой 0,9 м, ров шириной до 2,5 м, брод — 1 м, спуск по косогору — 36°.

Заключение: 1. СУ-5-2 войсковые испытания выдержала;

Су-5-3


2. СУ-5-2 достаточно подвижны и прочны на походе, имеют достаточную проходимость по местности, устойчивое положение при стрельбе; 3. При внесении изменений и дополнений их желательно принять на вооружение механизированных соединений как артиллерию непосредственной поддержки». В ходе испытаний была уточнена и тактико-техническая характеристика СУ-5-2. Масса машины составляла Ют, что приводило к перегрузке и быстрому перегреву двигателя. Угол горизонтального обстрела из 122-мм гаубицы равнялся 28— 30°, угол возвышения +60°, склонения — 0°. Возимый боекомплект состоял из 4 снарядов и 6 зарядов. Высота линии огня — 1880 мм. Скорострельность — 4—5 выстр./мин. Время перехода из походного положения в боевое — 25— 30 с.

СУ-6

Самоходная установка СУ-6, предназначавшаяся в качестве средства ПВО общевойсковых, механизированных и кавалерийских соединений, была спроектирована на заводе № 185 на базе танка Т-26.

СУ-6 представляла собой открытую самоходную установку, смонтированную на специальном шасси из узлов и агрегатов легкого танка Т-26. 76-мм зенитная пушка ЗК обр. 1931 года была установлена на тумбе в средней части корпуса. Пушка имела горизонтальный угол обстрела 360°, вертикальный — от -5° до +82°. Высота линии огня составляла 2445 мм. Боекомплект состоял из 48 выстрелов.

Су-6

Корпус машины представлял собой коробчатую клепаную конструкцию, усиленную для жесткости тремя поперечными перегородками. Корпус и колея у СУ-6 были шире, чем у Т-26. По периметру корпуса располагались шарнирно укрепленные откидные броневые щиты, прикрывавшие расчет от ружейно-пулемет-ного огня во время движения. В откинутом положении борта удерживались специальными подпорками, имевшими опорную точку на корпусе дополнительной подвески. Таким образом, увеличивалась площадка, где действовал расчет орудия.

В переднем и заднем откидных щитах имелись шаровые установки пулеметов ДТ. К внутренним стенкам корпуса крепились складывавшиеся сиденья расчета. Расчет боевой машины состоял из 6 человек.

Силовая установка и силовая передача практически без изменений были заимствованы у танка Т-26. Изменениям подверглись приводы управления танком и узлы подвески. В средней части корпуса с каждой стороны дополнительно установлено по одному опорному катку, подрессоренному спиральной пружиной. Для выключения подрессоривания при стрельбе использовалось специальное гидравлическое устройство.

Заводские испытания опытного образца зенитной установки состоялись в сентябре — октябре 1935 года. Уже 13 октября установка поступила с завода № 185 на НИАП, где почти год проходили ее полигонные испытания. Впрочем, за это время САУ долго стояла в ремонте, а кроме того, в течение трех месяцев она использовалась для испытаний 37-мм автоматической пушки. При этом 76-мм зенитная пушка была демонтирована.

Ходовые испытания на 750 км продолжались с 25 июня по 14 сентября 1936 года с промежутками для ремонта двигателя и ходовой части, сильно перегруженных из-за возросшей массы боевой машины. После марша в 15—25 км со скоростью 25 км/ч требовалась остановка, так как температура масла приближалась к 105 °С. Не слишком обнадеживали и результаты стрельбовых испытаний, в ходе которых было сделано 416 выстрелов из 76-мм пушки. Кучность стрельбы в начале испытаний была удовлетворительной, а в конце — неудовлетворительной, причем как с включенным, так и с выключенным подрессоривани-ем. При стрельбе с ходу при движении по лугу со скоростью 7—10 км/ч было сделано 8 выстрелов с дистанции 400—500 м по щиту. Попаданий не наблюдалось. В заключении, сделанном комиссией по окончании испытаний, говорилось об этих и других недостатках САУ СУ-6.

Так, отмечалось, что масса САУ составляет 11т против 8,4 у танка Т-26, что приводит к перегреву двигателя и быстрому износу штатных опорных катков, начиная с «двадцать шестого». Выявились неудовлетворительные прочность рессор и устойчивость системы при выстреле. СУ-6 подпрыгивала на высоту до 170 мм при стрельбе с углом возвышения 0°, а также откатывалась назад до 210 мм. При каждом выстреле отмечалась сбиваемость наводки до 15' при угле возвышения +85°. Кроме того, расчет СУ-6 в походном положении полностью на САУ не помещался и установщики дистанционных трубок должны были ехать на машине сопровождения.

В итоге комиссия сделала вполне логичный вывод о непригодности СУ-6 для сопровождения мотомеханизированных колонн.

Впрочем, как это часто бывало в те годы, задолго до результатов испытаний, в марте 1936 года было принято решение об изготовлении 14 СУ-6. При этом 10 машин — под установку 37-мм автоматов Шпитального, а четыре — под 76-мм пушку ЗК. К январю 1937 года четыре шасси СУ-6 были собраны, а остальные находились в разных стадиях готовности в цеху завода № 185. Как раз в это время ГАУ получило отчет о полигонных испытаниях СУ-6, который поставил под сомнение целесообразность работ с этой САУ. Ну а поскольку артиллерийский завод № 8 так и не освоил производство автоматов Шпитального, то дальнейшая судьба СУ-6 была предрешена.

АТ-1

В 1933 году завод № 185 приступил к проектированию на базе Т-26 безбашенного артиллерийского танка АТ-1, вооруженного новой перспективной 76-мм пушкой ПС-3.

АТ-1 представляла собой самоход-но-артиллерийскую установку закрытого типа. Вместо башни и подбашенной коробки была смонтирована броневая рубка с верхним поясом в виде откидных щитов, что улучшало обзор поля боя и условия работы прислуги при поддержке атаки из второго эшелона.


В боевом отделении на тумбовой установке была смонтирована пушка ПС-3 конструкции инженера П.Сячинто-ва. Особенностью этой артсистемы была ее способность стрелять не только боеприпасами полковой пушки обр. 1927 г., но и штатными выстрелами 76-мм дивизионной пушки обр. 1902 года. Кроме того, пушка ПС-3 была специально разработана для установки в танк, имела клиновой полуавтоматический затвор и скорострельность 15—18 выстр./мин. Горизонтальный угол наведения около 5°, вертикальный — от-15° до +15°. Правее пушки в шаровой установке был смонтирован пулемет ДТ. Для ведения прицельного огня пушка снабжалась телескопическим и панорамным прицелами. Боекомплект пушки состоял из 41 выстрела, пулемета— 1827 патронов.


В 1935 году состоялись испытания АТ-1, на которых были достигнуты хорошие результаты. Наибольшая дальность стрельбы, например, составила 10 580 м, тогда как по техзаданию должна была составлять 7500—8000 м. САУ была рекомендована для принятия на вооружение, но к маю 1936 года ни одна из 5 заказанных для войсковых испытаний машин и пушек для них сданы заказчику не были. В дальнейшем работы над АТ-1, как, впрочем, и над пушкой ПС-3, были свернуты.

А-39

Для мехвойск КБ ВОАО спроектировало в 1933 году самоход А-39 на шасси Т-26 с 76-мм пушкой во вращающейся башне специальной конструкции. Проект отклонили. Одновременно "Красный путиловец" разработал унифицированную башню с 76-мм универсальной полковой пушкой для легких танков, которые получили индекс П-БТ и П-Т26. Разработка не была реализована по причине недоработок в конструкции орудия. В конечном счете к установке 76-мм пушки была приспособлена стандартная башня.

Инженерные машины на базе Т-26

Согласно принятой в начале 1932 года «Системе саперно-танкового вооружения РККА», в течение трех лет на вооружение Красной Армии должны были поступить танки — мостоукладчики (по тогдашней терминологии — саперные танки), танки — минные заградители, танки-тральщики, а также целый комплекс инженерно-строительных машин на танковых шасси.

В феврале 1932 года к проектированию саперного танка и танка-тральщика приступила специальная конструкторская группа Военно-инженерной академии. Первый образец саперного танка, получивший индекс СТ-26, был готов к испытаниям летом 1932 года. Базой для него послужил обычный двухбашенный Т-26, на котором оставили только одну башню, установив ее по центру корпуса. Для уменьшения общей высоты машины верхняя часть башни со смотровым окном была срезана. Металлический колейный мост длиной 7,8 м укладывался на специальное опорное приспособление. Укладка моста на препятствие осуществлялась с помощью лебедки с тросом (отбор мощности от двигателя танка) за 25—40 с. Экипаж из двух человек в это время оставался в танке. СТ-26 предназначался для преодоления водных преград и рвов шириной 6—6,5 м и вертикальных стенок и эскарпов высотой до 2 м боевыми машинами типов Т-27, Т-26 и БТ.

Осенью вышел на испытания второй вариант СТ-26 с выдвижной системой наводки моста, который укладывался на препятствие при помощи направляющей рамы специальной конструкции, а в марте 1933-го — третий, с опрокидывавшейся системой, представлявший собой модернизированный вариант первого. По конструкции моста все три варианта были почти одинаковы и различались лишь агрегатами, относившимися к разным системам наводки.

Летом 1933 года все три СТ-26 участвовали в маневрах, проходивших в Тоц-ких лагерях ЛВО. По результатам учений решено было запустить в производство танк с опрокидывающейся системой второго варианта, который оказался наиболее надежным и менее сложным в эксплуатации и обслуживании, по сравнению с двумя другими.

По решению Комитета Обороны СССР до конца 1933 года промышленность должна была дать армии 100 СТ-26. Однако дело шло очень медленно: изготовление отдельных узлов мостовых конструкций велось на заводах «Гипстальмост», «Союзверфь» и «Петрозавод» и в мастерских полукустарным методом. Окончательная сборка осуществлялась на заводе № 174. В течение 1934 года военная приемка приняла только 44 машины СТ-26, а в следующем году — еще 20. Но к этому времени эксплуатация саперных танков в войсках показала их невысокую надежность: при наводке мостов часто рвались тросы, гнулись стойки креплений.

Учитывая опыт войсковой эксплуатации, конструкторы завода «Гипстальмост» и Научно-исследовательского института инженерной техники (НИИИТ) РККА разработали и изготовили УСТ-26 («усовершенствованный саперный танк Т-26») с рычажной системой. Мост наводился с помощью двух рычагов, приводимых в действие гидроцилиндром. Его испытания показали ряд преимуществ перед предшествовавшими образцами.

В конце 1936 года созданное к тому времени саперно-танковое отделение НИИИТ РККА совместно с «Гипстальмостом» разработало проект более совершенного саперного танка с рычажной системой. Эта машина была изготовлена Подольским машиностроительным заводом им.Орджоникидзе в июле 1937 года и до сентября проходила испыта-ния'на полигоне НИИИТ, а в следующем году — на НИИБТПолигоне в Кубинке и участвовала в учениях ЛВО по преодолению танками инженерных препятствий. В 1939 году предполагалось изготовить партию таких машин, но всего было выпущено три таких танка — два на СТЗ и один на Подольском машиностроительном заводе.

К началу 1940 года в Красной Армии имелось 70 саперных танков на базе Т-26, включая опытные образцы.

Параллельно с саперными танками велась разработка танков-тральщиков. Конструктивно они представляли собой СТ-26 без моста, но со специальными наделками для навешивания противоминных тралов различной конструкции. В течение 1932—1933 годов проходили испытания три различных конструкции ножевых и Катковых тралов. Однако на вооружение ни один из них принят не был.

В это же время шли работы по созданию различных деревянных мостов, деревянных и хворостяных фашин, а также различного рода удлинителей и устройств спаривания для преодоления рвов и эскарпов, специальных болото-ходных гусениц и ковриков, растаскива-телей проволочных заграждений, навесных бульдозеров и многого другого. Все эти образцы проходили испытания, порой довольно продолжительные. Несмотря на то, что результаты многих из них были признаны вполне удачными, ни одна из этих инженерных машин на вооружение не принималась.

К противоминным тралам пришлось вернуться почти сразу же после начала войны с Финляндией. Первые образцы тралов были изготовлены на ленинградских заводах — Кировском, № 185 имени С.М.Кирова и № 174 имени К.Е.Ворошилова уже в декабре 1939 года. Позже был спроектирован и запущен в производство дисковый минный трал. Кировский завод изготовил 93 таких трала, а завод № 174 — 49. В феврале — марте 1940 года они поступили в действующую армию.

АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ ТЯГАЧИ И ТРАНСПОРТЕРЫ

Согласно пункту 19 «Системы танко-тракторного автоброневого вооружения РККА», предусматривалось создание так называемого «среднего трактора» с использованием шасси танка Т-19. Проект такого трактора в начале 1930 года был разработан и получил рабочее название «Борец». Однако после принятия на вооружение танка Т-26 работы над «Борцом» прекратили и начали проектирование аналогичной машины на базе Т-26. В феврале 1932 года артиллерийским КБ завода «Большевик» был разработан трактор-тягач открытого типа с брезентовым тентом. В сентябре того же года Артиллерийская академия представила проект тягача-транспортера с полностью бронированным корпусом.

Обе машины приняли на вооружение и запустили в серийное производство с 1 января 1933 года. Планировался ежегодный выпуск 200 тягачей Т-26Т2 и 150 тягачей-транспортеров Т-26Т. Однако выполнение этого плана сдерживалось необходимостью наращивания производства танков. Поэтому до конца 1933 года промышленность сдала армии только 163 тягача. Точное количество выпущенных тягачей-транспортеров Т-26Т неизвестно, однако план в 150 машин на 1933 год выполнен не был. В последующем ни Т-26Т, ни Т-26Т2 серийно не выпускались.

Обе машины оказались не слишком удачными, так как при буксировке артиллерийских орудий, особенно по пересеченной местности, их двигатели быстро перегревались.

На базе тягача-транспортера Т-26Т было изготовлено несколько машин передовых артиллерийских наблюдателей, так называемых «танков наблюдения»— Т-26ТН. Внешне от Т-26Т эта машина отличалась наличием шаровой установки пулемета ДТ в лобовом листе и поручне-вой антенны вокруг рубки.

БРОНИРОВАННЫЕ ТРАНСПОРТЕРЫ ДЛЯ ПЕРЕВОЗКИ ЛИЧНОГО СОСТАВА И ГРУЗОВ

Первый образец бронетранспортера для перевозки личного состава был построен на базе Т-26 в 1933 году. Проект машины разработали слушатели ВАММ. Опытный экземпляр транспортера поступил на НИАП для испытаний в конце августа 1933 года.

На бронетранспортере, получившем индекс ТР-1, использовалось шасси танка Т-26 обр. 1931 года. Вместо штатного устанавливался 6-цилиндровый двигатель «Геркулес», объединенный в блок с коробкой передач. При этом моторно-трансмиссионное отделение располагалось в передней части корпуса машины. В кормовой части бронетранспортера находилась бронированная кабина с толщиной стенок 6—7 мм.

ТР-1

В транспортере перевозилось 16 человек, 14 из которых размещались в бро-некабине. Бойцы сидели в ней, тесно прижавшись плечами друг к другу и упираясь коленями в сидящих напротив. Стволы винтовок, поставленных на пол, едва не достигали потолка кабины. Несмотря на то, что в стенках бронекаби-ны имелись амбразуры для ведения огня из винтовок, пользоваться ими было можно лишь когда в ней находилось не более пяти человек.

Бронетранспортер имел множество недостатков: плохой доступ к двигателю, негерметичный пол кабины, приводивший к захлестыванию ее водой при преодолении даже незначительных водных препятствий, никуда не годное освещение, неудобный вход и выход из кабины через одностворчатую кормовую дверь. Кроме того, при движении по пересеченной местности с полной нагрузкой (полная боевая масса — 9445 кг) двигатель традиционно быстро перегревался.

Тем не менее, по результатам испытаний был сделан следующий вывод:

«ТР-1 весьма удобен для мехсоединений. Моторная группа Геркулес надежнее мотора Т-26... Необходимо уменьшить вес машины и улучшить комфортность в кабине, для чего возможно пойти на некоторое уменьшение числа перевозимых бойцов...» Однако дальнейшие совершенствования бронетранспортера ТР-1 не проводились, так как уже велась разработка новых машин на базе однобашенного танка Т-26.

О ходе и результатах этих работ можно почерпнуть информацию из докладной записки начальника УММ РККА Н.А.Халепского, датированной сентябрем 1935 года. «Заводом опытного машиностроения им.Кирова (завод № 185 — Прим. авт.) в течение последних трех лет по заказу АБТУ разработаны четыре образца транспортеров на базе Т-26.

В настоящее время изготовлены и прошли заводские и полигонные испытания следующие образцы:

1. Транспортер для пехоты на 10 чел. ТР-4;

2. Tранспортер для подвоза артснарядов к танкам ТР-4-1;

3. Tанк — цистерна ТЦ-26.

Кроме того, разработан проект ремонтного танка ТР-4-2.

Все машины имеют вес, превышающий вес Т-26.

В конструктивном отношении:

1. Все машины в связи с установкой корпуса большего объема имеют изме ненное расположение масляных радиаторов, что привело к ухудшению охлаждения.

2. Увеличившаяся опорная база по сравнению с Т-26 также отрицательно влияет на работу агрегатов машины ТР.

По данным испытаний машин ТР и ТР-4-1 двигатели их все время перегревались и несмотря на принятые меры охлаждение их не доведено до нормального. Последнее подтверждается еще тем, что в 1934 году машины ТР-4 во время учений в Татищево не могли быть полностью использованы вследствие высокого температурного режима.

3. По внешнему виду машины типа ТР имеют прямоугольную рубку с вертикальной броней и представляют большую мишень.

4. По пулестойкости ТР слабее Т-26 (10 мм).

ТР-4-1 помимо общих недостатков имеет малое количество подвозимых снарядов (3 комплекта 45 мм или 2—76 мм).

Кроме того, все машины типа ТР обладают, по сравнению с линейными, пониженной проходимостью и по прочности деталей работают в более напряженных условиях.

Разработанный проект ТР-4-2 (ремонтный танк) полностью переносит на себя указанные недостатки. Докладывая вышеупомянутое прошу не нечинать перенесенное на 1936 год строительство опытного образца ТР-4-3, а изготовленные и испытанные образцы машин ТР поставить на консервацию.

ТР-4

Полагаю, что дальнейшая работа по проектированию новых специальных машин на базе Т-26 с весом, превышающим его вес, является нецелесообразным». К подобному заключению начальника ГАБТУ добавить что-либо трудно. Можно лишь сказать, что после 1935 года никакого нового проектирования бронетранспортеров на базе танка Т-26 не проводилось.


Часть 1.

Часть 2. Боевое применение в конфликтах до Великой Отечественной войны

Часть 3. Боевое применение в Великой Отечественной войне и организационно-штатная структура

Часть 4. Оценка машины и ТТХ

Категория: Танки | Добавил: Junkers87 (30.07.2010)
Просмотров: 10307 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 1.5/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Закладки
Поиск
Пользовательского поиска
Форма входа
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • счетчики
    Rambler's Top100 Анализ сайта Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
    Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz