Главная | Каталог статей | Регистрация | Выход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Танки [53]
БТР и БМП [11]
САУ [3]
ЗСУ [1]
Карта раздела
Более удобная навигация
Реклама
Реклама
Авторские права
Информация о авторских правах Вся информация предоставляется в информационных целях. Если Вы считаете, что мы нарушаем Ваши авторские права, то информация будет снята с сайта после Вашего письменного уведомления. Содержимое сайта публикуется на условиях CreativeCommons Attribution-ShareAlike 3.0 или более поздней версии, программные коды в тексте статей — на условиях GNU GPL v2 или более поздней версии.
На развитие сайта
Главная » Статьи » Бронетехника » САУ

Фердинанд (Германия)
фердинанд
САУ "Фердинанд"
Германия


Прежде, чем пускаться в многословные рассуждения об этом "тяжелом неповоротливом утюге", давайте обратимся ненадолго к событиям, предшествовавшим его рождению. А поскольку прямым предком "Фердинанда" стал танк VK 4501 (Р), более известный под названием "Тигр Порше", мы никак не можем обойти его вниманием.

   До сих пор никому из исследователей истории немецкого танкостроения не удалось найти точной даты начала работ по "Тигру". 26 мая 1941 г.. на которое многие авторы ссылаются. как надень выдачи технического задания, не соответствует истине. В этом можно убедиться, если просмотреть стенографический отчет совещания в Бергхофе, проходившего именно в этот день, где якобы и родилась в голове "бесноватого" идея такой "всесокрушающей" машины. На совещании присутствовали: А.Гитлер, рейхсминистр вооружения и боеприпасов Ф.Тодт, председатель "танковой комиссии" Рейхсминистерства, почетный доктор технических наук Ф.Порше, начальник Управления Вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) Заур, его заместители: полковник Филпс, подполковник фон Вилке, старший советник службы конструирования Э.Книпкампф и директор фирмы Штайр Хаккер. Главным вопросом совещания было обсуждение состояния немецких бронетанковых сил, которое вытекало из анализа боевых действий во Франции. Особое внимание присутствующих А.Гитлер обратил на разработку средств борьбы с британским пехотным танком "Матильда", так как к моменту вторжения на британские территории (предполагавшееся в 1942 г.) вермахт мог встретить 4500-6000 шт. этих толстобронных машин.

   Одним из пунктов повестки дня стал доклад Начальника Управления Вооружений о ходе проектных работ по танкам прорыва VK 3601(H) и VK 4501(Р), макеты которых были предъявлены здесь же для показа (значит танки уже находились в работе!).

   Несмотря на ряд критических замечаний фюрера, высказанных в адрес VK 3601 (Н), макеты обоих танков в целом были одобрены и А.Гитлер распорядился о передаче проектировщикам необходимых средств.

   Для того, чтобы лучше понять происходящее далее, необходимо уточнить, что 36-тонная машина, изготовление которой началось в компании "Хеншель и сыновья" в Касселе вообще-то не являлась детищем этой фирмы, и Эрвин Адерс первоначально не имел к разработке ее эскиза никакого отношения. Автором первоначального проекта этого тяжелого танка выступало... Управление Вооружений Сухопутных войск (эскизный проект разработан под руководством начальника Управления Заура при участии Э. Книпкампфа). Эрвин Адерс был подключен к проекту уже для доводки проекта (сиречь - исправления многочисленных огрехов, допущенных на первом этапе).

  Кампания в Советской России первоначально никак не повлияла на плановые работы над новым немецким тяжелым танком. Напротив, основные усилия проектировщиков были брошены на совершенствование серийных танков.

   Однако, осенью 1941 г. работы над новыми тяжелыми танками были возобновлены. В результате переработки подбашенной коробки для установки башни с 88-мм орудием (а по проекту машина Адерса должна была нести 75-мм пушку 0725 с коническим каналом ствола), усиления бронирования, доработок в ходовой части, а также исправления многочисленных ошибок при проектировании, вес экспериментального образца танка фирмы Хеншель превысил 48 тонн (вместо первоначально запланированных 36!) и он был переименован в VK 450(Н). Значительное увеличение веса танка привело к чрезмерному удельному давлению гусениц на грунт, что могло быть скомпенсировано только применением чрезвычайно широких гусеничных цепей. Но с такими гусеницами танк уже не вписывался в железнодорожный габарит и для него специально ввели вторую пару так называемых "боевых" гусениц. Таким образом танк должен был "переобуваться" перед боем подобно тому, как ученики в школе перед уроками одевают сменную обувь.

  Тогда же родился и первый скандал между доктором Порше и Управлением Вооружений, поскольку последнее из соображений собственного престижа заказало фирме Крупп не ту башню, что разработало КБ "Порше АГ", а работы по созданию новой танковой 88-мм пушки без согласования с "танковой комиссией" были отложены на год (согласно первоначального проекта "Тигр" Ф.Порше должен был иметь башню с кругом обслуживания 2000 мм и вооруженную 88-мм пушкой с длиной ствола 71 калибр, тогда как круг обслуживания башни, заказанной Управлением Вооружений составлял 1820 мм). По данному факту доктор Тодт (лично курировавший создание новых образцов вооружения) подал жалобу на имя А.Гитлера.

  Управление Вооружений испугалось и ответило пространным документом, в котором оправдывало уменьшение диаметра подбашенного погона исключительно ходом проектных работ на фирме Крупп. Это письмо, написанное в 11 экземплярах, было разослано по всем инстанциям и именно с этого момента началась та "необъявленная война", которую далее планомерно вело Управление Вооружений против доктора Порше. Теперь этот неудобный упрямый доктор стал заклятым врагом господ - управленцев.

   Зимой 1942 г. началось изготовление опытных образцов. 8 февраля 1942 года доктор Тодт разбился на своем самолете и погиб при невыясненных обстоятельствах. Его ведомство принял Альберт Шпеер, прославившийся до этого в качестве "главного архитектора рейха". Эту дату можно считать поворотным рубежом в постройке немецких тяжелых танков. Если раньше доктор Ф.Порше имел влиятельного покровителя в лице технически более или менее грамотного рейхсминистра, то теперь он остался один против закаленного коллектива мастеров интриг. И если раньше его детище рассматривалось как основной вариант тяжелого танка прорыва для оснащения "панцерваффе", то теперь "господа управленцы" беззастенчиво оттирали строптивого доктора в сторону, создавая на его пути многочисленные препятствия.

   Правда первоначально план выпуска новых тяжелых танков выглядел так: к октябрю 1942 г. планировалось иметь на вооружении 60 танков Порше и 25 - Хеншеля, а к марту 1943 г. - 135 машин этого класса (из них 85 танков конструкции Порше). Альберт Шпеер, правда, постоянно доказывал Гитлеру, что производственные мощности не справляются с возросшими потребностями армии и только одна из принятых на вооружение двух тяжелых машин (курсив мой, М.С.) в настоящее время может строиться массово. Гитлер же стоял за параллельное производство двух танков небольшими сериями, считая, что их массовое производство до окончания кампании на Востоке скорее всего не потребуется, а далее промышленные мощности значительно возрастут.

  20 апреля 1942 года состоялся первый показ и сравнительные испытания эталонных образцов новых танков. В описании показа отмечалось, что "обе осмотренные машины еще "очень сырые" и перетяжеленные вследствие дополнительного бронирования". Была отмечена более удачная ходовая часть танка Порше, который несмотря на отсутствие дизеля и более узкие гусеницы, прекрасно прошел все препятствия без поломок, в то время как машина его конкурентов часто ломалась и застряла по крайней мере в трети преград (практически на всех препятствиях с мягким грунтом). Кроме того, достоинством танка Ф. Порше было то, что он без проблем вписывался в габариты европейских железнодорожных путей, тогда как танк Э.Адерса должен был "переобуваться". Превосходила -машина Порше своего собрата и по числу выпущенных, поскольку к 6 июня 1942 г. фирма Нибелунгенверк готова была сдать в войска первые 16 танков VK 450(Р), для которых на фирме Крупп уже заканчивали сборку башен. Хеншель же мог дать к этому же сроку только одну машину, башня для которой не была готова.

  Гитлер снова высказался за то, чтобы оба танка строились параллельно небольшими сериями и без дополнительных испытаний сдавались в войска. Первое подразделение - батальон, оснащенный "Тиграми" Ф.Порше предполагалось сформировать к августу 1942 г. и направить его под Сталинград. Но неожиданно Управление Вооружений приостановило работы по новому танку на месяц.

  Официальная причина этого была прозаической. В марте 1942 г. Гитлер потребовал от "танковой комиссии" создания нового штурмового орудия на базе PzKpfw IV и VK 4501. вооруженного длинноствольной противотанковой 88-мм пушкой РаК 43 фирмы Рейнметалл. Расчеты показали, что шасси PzKpfw IV без переделки использовать для этой цели нельзя: фирма Хеншеля не успевала с работами по доводке своего тяжелого танка и потому не решилась на проектирование САУ, чего нельзя сказать о докторе Порше. который охотно взялся за создание нового штурмового орудия.

   При разговоре Гитлера с Альбертом Шпеером 23.06.1942 г. было решено передать все готовые и находящиеся в сборке шасси "Тигров" Ф.Порше (в количестве 92 штук) для срочного изготовления штурмовых орудий. Именно с этого момента работы над танком Порше были остановлены, а штурмовому орудию дали "зеленую улицу".

  Создавая проект нового штурмового орудия, доктор Порше решил использовать опыт постройки двух опытных самоходных орудий Sfl V. вооруженных 128-мм орудиями. Он также остановился на заднем расположении боевого отделения, но выполнил его цельнобронированным и более просторным. Увлекшись, он проработал конструкционную схему танка, вооруженного длинноствольной пушкой с задним расположением боевого отделения.

   Но времени не было, поэтому КБ "Порше-АГ" совместно с фирмой "Алкетт" (Almerkische Kettenfabrik) разработали лишь схему "конверсии" уже готовых танковых шасси и корпусов в самоходные. После неизбежных доработок конструкции, проведенных по согласованию с Управлением Вооружений, документация на САУ была передана на заводы "Нибелунгенверк", где находились собранные танковые корпуса и куда поступали детали ходовых частей. Не вполне понятно, почему с утвержденного всеми инстанциями проекта был изъят курсовой оборонительный пулемет (который предполагался к установке в лобовом листе рубки) и почему листы дополнительного бронирования были установлены без наклона.

   В началу 1943 г. вокруг скопившихся на "Нибелунгенверк" корпусов и шасси началось активное движение. Каркасы недостроенных танков понемногу начали обрастать новым "мясом", которое радикально видоизменяло их облик. Штурмовые орудия были похожи на массивные русские печи с лежанками, сильно отличаясь своим силуэтом от всех прежних бронетанковых сооружений третьего рейха. А главное - сочетание столь мощного орудия и столь толстой брони (которую не пробивала даже танковая пушка самого "Тигра"!) давало в руки их экипажей большие козыри при встрече с любыми вражескими танками.

  В 1943 году КБ "Порше АГ" провело проектные работы по созданию специального танка - тарана "Rammhaube" на базе ходовой части своего тяжелого танка. Назначение тарана было прозаическим - разрушать стены зданий в ходе городских боев. Требования для создания такой машины поступили из Управления Вооружений после боев в Сталинграде. Однако по завершении проектирования интерес у заказчика к машине угас, и все работы по ней были свернуты.

   Весной 1943 г., после традиционной демонстрации вождям Третьего Рейха, новые штурмовые орудия начали поступать на фронт, где началось формирование двух истребительно-противотанковых батальонов. В знак уважения к конструктору этих машин, А.Гитлер самолично присвоил им имя "Фердинанд" (официальный приказ вышел в начале февраля 1943 г.) и распорядился, чтобы все выходящие из ворот самоходки отправлялись на фронт без дополнительных испытаний. Это обстоятельство немало заботило "Фердинанд-фатера" и он, по его собственному признанию, был очень удивлен, что с фронта не приходило жалоб на качество изготовления этих неказистых машин.

  Устройство «Фердинанда» в прошлые годы разбирали, кажется, не менее подробно, чем историю его появления и боевую судьбу. Но и здесь легенд и домыслов хватило на множество послевоенных книг, брошюр и статей.

  Необычная компоновка САУ (с боевым отделением в корме) породила ряд фантастических предположений о внутренностях самохода. Некоторые авторы уверяют, что «Фердинанд» сделали из «...развернутого задом наперед «Тигра Ф.Порше», в передней части которого, ставшей теперь кормовой, установили бронированную рубку с длинноствольным 88-мм орудием...». Однако это совершенно неверно.

  И танк, и САУ всегда «глядели» в одну сторону Доказательством этого является тот факт, что у обоих машин ведущее колесо было расположено сзади, а также то, что никто не переворачивал (да и не собирался переворачивать) подбашенную коробку танка. Сторонники легенды о «переворачивании» забыли, что «Фердинанд» имел электромеханическую трансмиссию и смещение бензиновых двигателей танка вперед усложняло конструкцию САУ лишь необходимостью применения более длинных электрических кабелей, соединявших электрогенераторы с ходовыми электромоторами.

  Боевая рубка «Фердинанда» собиралась из листов цементованной «морской» брони (переданной из запасов морского флота). Поскольку толщина этой брони была значительной (200-мм в лобовой части и 85-мм в бортах и корме), для надежного соединения листов применяли соединение «в шип», в ответственных местах усиленное шпонками. Подобное соединение, после установки на места шпонок, делалось неразъемным и его обварка осуществлялась большей частью с целью герметизации, чем силового сочленения. Для увеличения снарядостойкости бортовые и кормовой броневые листы рубки устанавливались с некоторым наклоном. Причем их толщина делала САУ практически неуязвимой для огня всей советской танковой и противотанковой артиллерии 1943 г. на дальности свыше 400 м. В бортах и корме боевой рубки имелись амбразуры для стрельбы из личного оружия, но их конструкция оказалась неудачной, так как из-за малого диаметра отверстия при ведении огня немного в сторону, мушка пистолета, или пистолета-пулемета не была видна.

  В кормовой части рубки находилась круглая бронедверь-люк. Через нее производилась загрузка боекомплекта орудия. Этот же люк использовался при демонтаже неисправного орудия, а также для аварийного покидания САУ экипажем.

  Силовая установка САУ состояла из двух бензиновых двигателей HL 120TRM фирмы «Майбах». Выхлопные газы выводились через крыши надгусеничных ниш в район пятого опорного катка, что приводило к его чрезмерному нагреву, ускоренному испарению смазки из его подшипников и перегреву резиновых бандажей.

  Электротрансмиссия состояла из двух генераторов фирмы «Бош» и двух электромоторов постоянного тока. Посредством коммутаторов генераторы включались в цепь параллельно или последовательно, в то время, как электромоторы были соединены только последовательно. Электрогенераторы были размещены непосредственно на двигателях и их рабочие валы были напрямую соединены с валами последних. Тяговые электродвигатели размещались в корме корпуса и приводили в действие каждый свое колесо через понижающий редуктор. Помимо бензиновых двигателей, электрогенераторов и электромоторов в состав энергетической установки «Фердинанда» входили также электрогенератор для освещения и вспомогательных электроцепей, два стартера «Бош» и четыре аккумуляторные батареи. Управление штурмовым орудием было очень простым и производилось путем изменения скорости и направления вращения тяговых электромоторов при помощи контроллера, тормозов и педали акселератора.

  Ходовая часть «Фердинанда» была в известной степени позаимствована у 30-тонного танка «Леопард», сконструированного в 1940 г. Ф.Порше. Ее особенностью являлось то, что торсионы располагались не внутри корпуса, как у танков KB, PzKpfw III и других, а в тележке, укрепленной за пределами корпуса, причем не поперечно, а продольно. Конструкция тележки была хорошо продумана с тем, чтобы облегчить ее ремонт и обслуживание вне заводов. Так для замены вышедшего из строя катка ремонтникам требовалось не более 3-4 часов, в то время как у «Тигра» Адерса на такую операцию уходило от одних до трех суток!

   Конструкция опорных катков также была признана очень удачной. Резиновые бандажи, расположенные внутри колеса, требовали втрое-вчетверо меньше резины, чем катки «Тигра» Хеншеля, причем резина работала на сдвиг, а не на сжатие, что дополнительно повышало срок ее службы. Необходимо отметить, что такие бандажи были позднее повсеместно введены также на «Тигры», «Королевские Тигры» и ограниченно - на «Пантеры».

   Вооружение «Фердинанда» считалось сильнейшим для своего времени. 88-мм орудие StuK 43, имевшее длину ствола 71 калибр, было установлено в лобовой части рубки в специальной шаровой маске. Однако конструкция бронировки маски оказалась неудачной, так как в имеющиеся щели между телом орудия и обоймой, проникали свинцовые брызги от пуль и мелкие осколки (особенно - осколки минометных мин). Легенды гласят, что для предотвращения этого после Курской Дуги на ствол САУ установили дополнительные щитки, но этот недостаток был выявлен еще во время весенних, 1943 г., испытаний, и щитки на большинстве «Фердинандов» появились уже в мае-июне 1943 г. Без щитков остались только некоторые штабные и резервные машины (не более 10-12 шт. в полку).

  В боекомплекте орудия применялись унитарные бронебойные, подкалиберные или бризантные выстрелы, а также осколочно-фугасные гранаты раздельного заряжания. В ходе боев на Курской дуге выяснилось, что укупорка зарядов раздельных выстрелов оказалась ненадежной для применения в САУ. От тряски крышки гильз отходили и пороховой заряд выпадал или выдвигался из гильзы, затрудняя заряжание. Поэтому осенью 1943 г. для штурмовых орудий и танков ввели специальные гильзовые заряды с измененной крышкой.

  Неоднократно отмечалось, что существенным недостатком «Фердинанда» было отсутствие в нем до 1944 г. оборонительного пулемета. Однако, согласно выработанной осенью 1942 г. тактики использования тяжелых штурмовых орудий, их предполагалось использовать во второй линии, позади эшелона наступающих танков.

   Они должны были быть прикрыты от войск противника линейными танками и другими боевыми машинами, имевшими пулеметы, и пехотой, следующей под их прикрытием, уничтожая с дальней дистанции вражеские огневые точки. То, что на Курской Дуге они шли впереди танков и пехоты, свидетельствовало о чрезвычайно высокой концентрации и высокой эффективности огня советской артиллерии.

   Если считать все легенды о «Фердинанде», то о его боевом применении их наберется куда больше, чем об истории создания и устройстве вместе взятых. Самая большая — число выпушенных машин и число подбитых. Автор попытался подсчитать число уничтоженных штурмовых орудий только по материалам его личной библиотеки — и оно перевалило за 800! География распространения «Фердинандов» по описаниям прежних лет также очень обширна: Курская Дуга, Ленинградский фронт, Полтава, Киев, Минск, Бобруйск. Днестр. Сандомирский плацдарм, Будапешт, Прага, Кенигсберг, Берлин и даже ... Сталинград (Котельниковский выступ). Щадили их разве что под Москвой, твердо памятуя, что появились они на фронте в 1943 г.

  Но не стоит смеяться над авторами таких строк и не нужно ругать таких мемуаристов, ибо одни из них видели поле боя изредка и только в очень сильный бинокль (или стереотрубу). а другие не видели разницы между «Фердинандом», «Мардером», «Бизоном» и другими, именуя всех тем единственным именем, которое было у всех на устах и за уничтожение которого без слов давали орден.

  Итак, о количестве и географии. Всего к июлю 1943 г. было изготовлено и сдано в войска 90 машин, которые были сведены в 653-й и 654-й тяжелые истребительно-противотанковые батальоны 656-го полка штурмовых орудий. Впрочем, на 5 июля в полку было 89 «Фердинандов», один не прибыл из-за поломки железнодорожной платформы.

  Сведения о наличии «Фердинандов» в немецкой армии наша разведка получила, вероятно, в марте 1943 г. Первое упоминание о них встречается в обзоре новых типов немецких танков и штурмовых орудий, присланном в ЦАКБ (Центральное Артиллерийское Конструкторское Бюро) из Наркомата вооружений 11 апреля 1943 г. В нем, в частности. говорилось: « ... вскоре в немецкой армии ожидается появление нового штурмового орудия системы Фердинанда с пушкой калибра 88-105 мм и броней толщиной 120-140 мм и более... ». Обзор был сопровожден двумя рисунками машины, довольно приблизительно похожими на оригинал. Тогда же ЦАКБ получило задание спроектировать орудие калибром 85-100 мм. способное на расстоянии 1000-500 м пробить броню толщиной 120-140 мм. По донесениям разведки появление нового штурмового орудия ожидалось в ходе предстоящей летней кампании.

   Как известно. 5 июля 1943 г. началось грандиозное сражение на Орловско-Курской Дуге и именно в ходе этого сражения на поле боя впервые вышли «Фердинанды». Одно из первых донесений о подорвавшемся на минном поле «Фердинанде» было послано начальником артиллерии 13-й армии в штаб Центрального фронта 8 июля. А уже через два дня в штаб фронта прибыла группа из пяти офицеров Главного Артуправления Красной Армии специально для изучения этого образца. Но группе не повезло, так как к этому времени территория. на которой остался подорвавшийся «Фердинанд», была занята немецкими войсками и изучение новой машины было отложено. А новые немецкие штурмовые орудия в первых рядах наступавших войск принялись таранить полосу обороны в районе ст. Поныри.

  События на этом участке фронта развивались следующим образом. После нескольких безуспешных попыток занять станцию Поныри ударом «в лоб», 9 июля немецкое командование решило провести массированную атаку с северо-востока — через совхоз «1-е мая». Для этого (согласно показаниям пленных) была сформирована сильная ударная группа под командованием майора Каль в составе:

  505 батальона тяжелых танков (ок. 40 танков «Тигр»):
654 дивизиона (батальона) тяжелых штурмовых орудий «Фердинанд» (44 машины):
216 дивизиона 150-мм штурмовых танков (45 «Брюммбэров»);
дивизиона 75-мм штурмовых орудий и 105-мм штурмовых гаубиц (20 StuG 40 и StuH 42).
Кроме перечисленных, в состав группы входили также 17 танков PzKpfw III линейных (Ausf L), штурмовых (Ausf N) и командирских.

  Непосредственно за ударной группой должны были следовать средние танки 2-й танковой дивизии (в первых рядах двигался 3-й австрийский полк) и мотопехота на бронетранспортерах.

   По донесениям советских артиллеристов, в отличие от боев предыдущих дней. немцы впервые применили здесь новое боевое построение «в линию» с тяжелыми штурмовыми орудиями 654-го дивизиона в голове группы. Дивизион действовал, выстроившись в два эшелона. В линии первого эшелона наступали две роты с интервалом между машинами около 100 м. Командир дивизиона, майор Ноак, располагался в центре боевого порядка в командирском танке PzBeo III. Во втором эшелоне двигалась третья рота с интервалом между машинами от 120 до 150 м. Командиры рот находились в центрах боевых порядков рот на командирских «Фердинандах», которые несли флажки на антеннах.

  В первый же день группе легко удалось прорваться через совхоз 1-е Мая к поселку Горелое. Здесь советские артиллеристы, убедившись в неприступности «Фердинандов», пропустили 654-й батальон на мощное минное поле, открыв огонь с флангов и с тыла по средним танкам и штурмовым орудиям. Ударная группа понесла потери и была вынуждена отступить к совхозу «1 -е Мая».

  На следующий день группа майора Каль была усилена радиоуправляемыми минными тралами «Боргуард» (В IV) и вновь попыталась прорваться к станции Поныри. Это был наиболее мощный удар, когда нескольким боевым машинам ударной группы удалось подойти вплотную к строениям станции. Этими машинами были, конечно, штурмовые орудия «Фердинанд».

  «Фердинанды» наступали, ведя огонь с коротких остановок на дальность 1000-2500 м. Подвергнувшись сосредоточенному огню или обнаружив мощное минирование, «Фердинанды» отходили задним ходом к какому-либо прикрытию, где меняли направление движения, стараясь всегда быть обращенными к врагу толстой лобовой броней, неуязвимой для всех советских противотанковых средств.

  11 июля 505-й батальон тяжелых танков и подразделения 2-й танковой дивизии были переброшены в полосу обороны советской 70-й армии в район Кутырки-Теплое и в районе Понырей остались только подразделения 654-го дивизиона тяжелых штурмовых орудий и 216-го дивизиона 150-мм штурмовых танков, которые в течение 12-13 июля обеспечивали эвакуацию подбитых накануне 12-15 танков и САУ. Но эвакуировать с поля боя поврежденные на минах тяжелые «Фердинанды» не удалось из-за их большого веса и непрерывных контратак советских танков и пехоты.

   14 июля, после массированной контратаки советской пехоты и танков от ст. Поныри в направлении совхоза «1 -е Мая» немецкие войска были вынуждены отойти, оставив поле боя за оборонявшимися. Наши танкисты, поддерживавшие контратаку пехоты, понесли большие потери не столько от огня немецких штурмовых орудий, сколько от того, что сближаясь с противником, рота танков Т-34 и Т-70, обеспечивающая наступление, по ошибке попала на собственное минное поле и понесла тяжелые потери.

  15 июля подбитая и уничтоженная у ст. Поныри немецкая техника была изучена представителями артуправления и НИБТ Полигона. Всего на поле боя северо-восточнее ст. Поныри остались 21 штурмовое орудие «Фердинанд», три 150-мм штурмовых танка «Медведь» (так именуется в советских отчетах «Brummbar»), восемь средних танков Pz III и Pz IV, три из которых имели короткоствольные орудия, а также два командирских танка, несколько изуродованных взрывами и две исправных танкетки с дистанционным управлением «Боргуард» (В IV).

   Большая часть «Фердинандов» была обнаружена на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб, причем более половины машин имели повреждения ходовой части (разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки) от мин. Пять машин имели повреждения ходовой части, вызванные попаданием снарядов калибра 76-мм и более. Два «Фердинанда» были обезоружены из-за прострела их орудий советскими снарядами и пулями противотанковых ружей. Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы с бомбардировщика «Петляков» и одна - попаданием 203-мм снаряда в крышу боевого отделения. Лишь один «Фердинанд» имел пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом (7 танков Т-34 и батарея 76-мм дивизионных орудий обстреливали его со всех направлений с дистанции 200-400 м), да один «Фердинанд», не имевший повреждений корпуса и ходовой части, был подожжен бутылкой КС, брошенной пехотинцами.

   Часть «Фердинандов», лишившихся возможности передвижения, были подожжены или подорваны своими экипажами во время советской контратаки. Те же машины, экипажи которых оказывали сопротивление советской пехоте, были подожжены бутылками КС.

   В полосе обороны 70-й армии также действовал батальон «Фердинандов» — № 653. Однако здесь их применение не носило характера ставки «ва-банк» и потому в ходе наступательных боев батальон имел сравнительно невысокие потери — 8 машин. Здесь имелся один случай «взятия исправной машины в плен с экипажем». Произошло это следующим образом.

   9-12 июля 1943 г. в районе пос. Теплое немцы вели мощные атаки силами до 80 танков и САУ. В ходе отражения одной из атак 11-12 июля, наступающие немецкие войска подверглись массированному обстрелу дивизиона корпусной артиллерии, батареи СУ-152 и двух ИПТАП, в ходе которого на поле боя остались 4 подбитых «Фердинанда». Интересно отметить, что ни у одного из них броня пробита не была. У двух САУ была разрушена ходовая часть, один. потеряв управление, был сильно разрушен сосредоточенным огнем тяжелых гаубиц (был сдвинут лобовой лист корпуса) и одно из немецких тяжелых штурмовых орудий, пытаясь выйти из обстрела задним ходом, попало на песчаный участок и село «на брюхо». Экипаж машины попытался покинуть ее «для подкапывания земли, но будучи обстрелян пехотинцами, сдался в плен». Из-за отсутствия эвакуационных средств, штурмовое орудие было отбуксировано тракторами С-60 и С-65 на жесткий фунт только 2 августа. Но в ходе его дальнейшей транспортировки к ж.д. станции, которая велась своим ходом, один двигатель машины был выведен из строя (водитель не заметил потери воды из системы охлаждения). Дальнейшая судьба машины неизвестна.

   Далее наступавшие войска Центрального фронта эпизодически встречали небольшие подразделения «Фердинандов» на подступах к Орлу, близ ж.д. станции которого им достались последние трофеи — несколько подготовленных к эвакуации поврежденных тяжелых штурмовых орудий. Согласно немецким данным, в боях июля-августа 1943 г. они потеряли безвозвратно 39 «Фердинандов». В то же время, по немецким данным (которые. впрочем, довольно спорны), 653-й и 654-й батальоны подбили и уничтожили 5 июля -15 августа 1943 г. более 500 советских танков и САУ, а также более 100 артиллерийских орудий и несколько БА. Но даже если считать, что это число традиционно для немецкой армии 1943-1945 гг. завышено в два раза, результативность все равно хорошая.

   Впрочем, первые бои «Фердинандов» в районе ст. Поныри и пос. Теплое стали по существу и последними, где эти САУ использовались достаточно массово. Их высокие потери объяснялись во многом тем, что они использовались недостаточно грамотно. Будучи созданными для истребления советских тяжелых и средних танков на больших дистанциях, они применялись в качестве передового «броневого щита», вслепую тараня советские минные поля и инженерные заграждения. Но их первое применение дало незабываемый эффект — самоходки прославились на весь мир.
ТТХ:
Боевая масса 65 т.
Длина 6.80 м
Ширина 3.38 м
Высота 2.97 м
Экипаж 6 чел.
Вооружение 1х88-мм пушка Pak-43/2;
1x7,92-мм пулемет
Боекомплект 50 снарядов
Бронирование до 200 мм
Двигатель 2 х HL 120TRM карбюр. "Майбах"
Скорость 30 км/ч
Запас хода 150 км



Категория: САУ | Добавил: Junkers87 (27.05.2010)
Просмотров: 7739 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Закладки
Поиск
Пользовательского поиска
Форма входа
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • счетчики
    Rambler's Top100 Анализ сайта Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
    Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz