Главная | Каталог статей | Регистрация | Выход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Войны и битвы [2]
Авиация [6]
Бронетехника [68]
Вооружение пехоты [7]
Артиллерия [3]
Флот [6]
Карта раздела
Более удобная навигация
Реклама
Реклама
Авторские права
Информация о авторских правах Вся информация предоставляется в информационных целях. Если Вы считаете, что мы нарушаем Ваши авторские права, то информация будет снята с сайта после Вашего письменного уведомления. Содержимое сайта публикуется на условиях CreativeCommons Attribution-ShareAlike 3.0 или более поздней версии, программные коды в тексте статей — на условиях GNU GPL v2 или более поздней версии.
На развитие сайта
Главная » Статьи » Войны и битвы

Ирано-иракская война 1980-1988. Часть 1.
ирано иракская война
Ирано-иракская война
1980-1988

Предыстория конфликта

Территориальные разногласия между двумя соседними странами имеют длинную предысторию. Нынешняя территория Ирака на различных исторических этапах входила в состав Персидской и Оттоманской империй, а также арабского халифата. Находилась она и под контролем английских властей. Многовековая борьба между этими странами и попеременное установление ими контроля над территорией Ирака привели к образованию ряда противоречий между Ираном и его западным соседом. При этом наибольшую остроту приобрела проблема границы по реке Шатт-аль-Араб.

 
Протяженность р. Шатт-аль-Араб, образующейся при слиянии рек Тигр и Евфрат, составляет около 250 км. Отрезок этой реки в 82 км до впадения ее в Персидский залив является пограничным. Открытие нефтяных месторождений в иранской провинции Хузестан в 1908 году и активизация торговли потребовали установления точной государственной границы.

В 1913 году в г. Константинополь был подписан протокол, согласно которому граница между Ираном и его западным соседом на р. Шатт-аль-Араб устанавливалась по восточному (иранскому) берегу.

После получения Ираком независимости в 1932 году были проведены ирано-иракские переговоры, и в 1937 году подписан новый договор, согласно которому линия государственной границы на отдельных участках реки была изменена в пользу Ирана. Однако в целом, контроль за судоходством и экономическим использованием реки оставался в руках иракского правительства.

Река Шатт-аль-Араб и прилегающая к ней территория имеют большое военное и экономическое значение для обеих стран, особенно для Ирака. Важнейший его порт – Басра - находится в 90 км от впадения реки в Персидский залив. Главный нефтеналивной порт Фао расположен в ее усьтье. Основные нефтепроводы проходят параллельно реке на небольшом удалении.

Протяженность иракской береговой черты в Персидском заливе составляет около 80 км. Причем местность на побережье заболочена и малопригодна для строительства портов. Здесь находится единственный порт страны Умм-Каср, но подход к нему возможен по узким фарватерам, контролируемым Кувейтом.

С иранской стороны на р. Шатт-аль-Араб расположен Хорремшехр — крупнейший торговый порт и железнодорожный узел на юге страны.

 Здесь же находятся центр нефтепереработки Абадан и военно-морская база Хосровабад.

Транспортировка грузов через Персидский залив с их перегрузкой на железную дорогу в порту Хорремшехр считается экономически более выгодной, чем при использовании других портов на юге страны. Поэтому установление договором границы по восточному берегу р. Шатт-аль-Араб в большей степени отвечало жизненно важным интересам Ирака и в известной мере ущемляло интересы Ирана, который при любом удобном случае пытался добиться пересмотра договора и установления границы по линии тальвега. (Тальвег — линия, соединяющая наиболее пониженные точки русла реки.)

 
Предметом разногласий между Ираном и Ираком являются также небольшие участки вдоль их сухопутной границы. Всего насчитывается шесть таких участков общей площадью 370 кв. км в районах севернее Хорремшехр, Фуна, Мехран (два участка), Нефтшах и Каср-е-Ширин.

 В течение длительного времени остаются неурегулированными вопросы использования вод пограничных рек и выпаса скота в приграничной зоне.

Негативное влияние на ирано-иракские отношения оказывают религиозные различия. Так, Иран считается цитаделью шиизма — одного из основных течений ислама. В руководстве Ирака господствующие позиции занимают представители ислама суннитского толка, и в то же время чуть больше половины населения — мусульмане- шииты. Основные шиитские святыни и места паломничества — города Неджеф и Кербела — также расположены на иракской территории.

Все это порождало определенные разногласия между Тегераном и Багдадом, которые особенно усилились после прихода к власти в Иране шиитского духовенства во главе с Хомейни.

 После выхода Ирака из состава Багдадского пакта, в результате революции 1958 года, шахский режим, поддерживаемый США и Великобританией, развернул активную подрывную деятельность против Иракской Республики. 19 апреля 1969 года Иран денонсировал ирано-иракский пограничный договор 1937 года и, в одностороннем порядке, установил границу на р. Шатт-аль-Араб по линии тальвега, а затем занял спорные острова Абу-Муса, Большой и Малый Томб, находящиеся в Ормузском проливе. В результате этих действий произошел разрыв дипломатических отношений между обеими странами.

 Хотя в 1973 году дипломатические отношения и были восстановлены, обе стороны неоднократно оказывались в ситуации, чреватой развязыванием крупного вооруженного конфликта.

 В марте 1975 года при посредничестве Алжира была подписана декларация, в соответствии с которой Ирак соглашался на установление границы с Ираном по р Шатт-аль-Араб по линии тальвега и прекращение антишахской пропаганды, которую с иракской территории вели иранская демократическая оппозиция и сторонники аятоллы Хомейни (после высылки в 1964 году из Ирана за антиправительственную деятельность он до 1978 года находился на иракской территории). В свою очередь, шах Ирана отказался от поддержки иракских курдов.

 В июне 1975 года был подписан новый пограничный договор, проведена демаркация сухопутной границы. Иран должен был отвести свои войска из некоторых спорных районов. Стороны договорились продолжить переговоры с целью урегулирования всего комплекса разногласий, включая пограничный режим и проблему депортированных Ираком лиц (в начале 70-х годов было депортировано в Иран, по данным иностранной печати, до 60 тыс. лиц иранского происхождения с целью ликвидировать у себя в стране "пятую колонну").

С приходом в 1979 году к власти в Иране шиитского духовенства, возглавляемого Хомейни, в отношениях двух стран возникли новые серьезные трудности. Разработав концепцию "исламского государства" и провозгласив лозунг экспорта исламской революции в мусульманские страны и объединения всех шиитов, иранское руководство сразу же приступило к практической реализации этой концепции, одним из объектов которой стал Ирак.

Как отмечалось в зарубежной печати, практически с первых дней нахождения у власти иранское руководство провоцировало антиправительственные выступления иракских шиитов, предоставляло им финансовую помощь, пропагандистские материалы и оружие, стремилось устроить там исламскую революцию по своему образцу.

Решающую роль в развязывании конфликта сыграли США и другие ведущие западные державы, которые, стремясь «наказать» Иран за нанесенный Западу в ходе иранской революции ущерб, распространяли дезинформацию о слабости его армии и непрочности позиций режима Хомейни, чем, по сути дела, спровоцировали столкновение между двумя соседними странами.

 

По данным зарубежной печати, в течение года на различных участках ирано-иракской границы имели место многочисленные вооруженные инциденты. В апреле 1980 года Ирак обратился в Совет Безопасности ООН с требованием, чтобы Иран освободил о-ва Абу-Муса, Большой и Малый Томб.

 Выступивший затем по иранскому телевидению Хомейни призвал народ Ирака свергнуть свое правительство, армии посоветовал "не подчиняться приказам врагов корана и ислама и присоединяться к народу".

 
Иракское наступление, 1980-82

По данным иракской разведки, Иран испытывал трудности как в управлении и координации в вооруженных силах, так и в снабжении техники американского производства запасными частями и оборудованием. Багдад, с другой стороны, обладал полностью оборудованными и обученными войсками. Боевой дух и боеготовность Ирака были на высоком уровне. Против иранских вооруженных сил, включая Pasdaran («Стражи исламской революции»), во главе с религиозными муллами с небольшим или отсутствующим боевым опытом, Ирак мог противопоставить двенадцать полностью укомплектованных механизированных дивизий, оборудованных последней советской материальной частью. В ВС Ирака состояло 190 000 личного состава, 2 200 танков и 450 самолетов.

 
Кроме того, область реки Шатт-аль-Араб не несла никаких препятствий, особенно для армии, снабженной советским оборудованием для форсирования рек. Иракские командующие справедливо предполагали, что переправы на реках Хардех и Карун были слабо защищены против их механизированных дивизий. Кроме того, иракские спецслужбы сообщили, что иранские силы в Хузестане, которые прежде включали две дивизии, рассредоточенные в районах Ахваз, Дежфуль и Абадан, теперь состояли только из множества плохо оснащенных формирований размером в батальон. Также Тегерану не способствовали те обстоятельства, что область находилась под контролем 1-го Регионального корпуса, размещенного в Бахтаране (прежде Керманшах), тогда как оперативное управление было сосредоточено в столице. К тому же, только немногие танки сохраняли боеготовность, остальная часть бронетехники нуждалась в ремонте и снабжении.

Единственной неопределенностью для иракских стратегов была степень боеготовности иранских ВВС, оснащенных современными самолетами американского производства. Несмотря на чистки среди командования воздушными силами и пилотов, иранские ВВС показали свою мощь при подавлении бунтов и демонстраций. Также иранские ВВС находились на моральном подъеме, в связи с неудавшимися попытками США освободить заложников в апреле 1980 года. Эта демонстрация силы впечатлила иракское командование настолько, что оно решило нанести массированный воздушный удар по иранским авиабазам, подобный тому, который нанес Израиль в течение июня 1967 года во время арабо-израильской войны.

В создавшейся обстановке иракские войска заняли в сентябре 1980 года спорные районы, которые в соответствии с последним договором должны были быть переданы Ираку, а вслед за этим развернули боевые действия на широком фронте (от Каср-е-Ширин на севере до Хорремшехр на юге).

 
22 сентября 1980 года, формирования иракских МИГ-23 и МИГ-21 атаковали иранские авиабазы в Мехрабаде и Дошен-Таппене (обе около Тегерана), а также в районах Табриз, Бахтаран, Ахваз, Дезфуль, Урмия (Урмийе), Хамадан, Санандадж и Абадан.

 
Их цель состояла в том, чтобы уничтожить иранские воздушные силы на земле. Они преуспели в разрушении взлетно-посадочных полос, топливных складов и складов боеприпасов, но большую часть иранских самолетов оставили неповрежденной. Иранская ПВО была захвачена врасплох, но иракские налеты не удались, потому что иранские реактивные самолеты были защищены в специально усиленных ангарах и потому что бомбы, предназначенные для уничтожения ВПП, полностью не выводили из строя очень большие аэродромы Ирана.

Через несколько часов иранские F-4 Phantom взлетели с тех же аэродромов и успешно атаковали стратегически важные объекты недалеко от главных иракских городов, и возвратились домой с небольшими потерями.

Одновременно, шесть иракских армейских дивизий вторглись в Иран по трем фронтам. Нападение было успешным -  войска продвинулись на восемь километров вглубь страны и захватили 1 000 квадратных километров иранской территории.

На северном фронте, иракская моторизированная горно-пехотная дивизия сокрушила приграничный гарнизон у Каср-е-Ширин, пограничный город в провинции Бахтаран (Керменшахан), и оккупировала территорию в 30 километров восточнее подножия Загросских гор. Эта область была стратегически важной, так как ее пересекает основная магистраль Багдад-Тегеран.

На центральном фронте, иракские войска захватили Мехран, на западном плоскогорье Загроса в области Илам, и продвинулись в восточном направлении к подножию гор. Мехран занимает важную позицию на главной дороге между севером и югом, недалеко от границы на иранской стороне.

Основной удар был нанесен на юге, где пять бронетанковых и механизированных дивизий вторглись в Хузестан по двум направлениям. Первое, через Шатт-аль-Араб в районе Басры, имеющее целью осаду и захват Хорремшехра, и второе – в направление Сусангерд, имеющее целью Ахваз - главную военную базу в Хузестане.

Иракские бронетанковые части с легкостью форсировали Шатт-аль-Араб и вошли в иранскую область Хузестан. Дехлоран и несколько других ключевых городов были быстро заняты, чтобы предотвратить поступление подкреплений из Бахтарана и Тегерана. К середине октября, иракские дивизии, продвинувшись через Хузестан, вышли на рубеж Хорремшехр-Абадан и стратегических месторождений нефти поблизости. Другие дивизии направились к Ахваз, провинциальной столице и авиабазе.

 Поддержанные огнем тяжелой артиллерии, иракские отряды предприняли быстрое наступление и существенно продвинулись вперед - почти на 80-120 километров за первые несколько дней.

 
В сражении за Дезфуль в Хузестане, где расположена главная авиабаза, иранские армейские командиры потребовали воздушную поддержку, чтобы избежать поражения. Президент Бани Садр был вынужден выпустить из тюрьмы пилотов, подозреваемых в лояльности шаху. С увеличением активности иранских ВВС, иракское продвижение было несколько приостановлено.

 
Последний главный иракский территориальный захват имел место в начале ноября 1980 года.

3 ноября иракские войска достигли Абадана, но были отражены отрядами Pasdaran (Стражи исламской революции). Войска Ирака окружили Абадан с трех сторон и заняли часть города, однако не смогли преодолеть жесткое сопротивление в оставшихся частях города, защитники которого получали подкрепление водным путем ночью. 10 ноября Ирак захватил Хорремшехр после кровавых уличных боев. Цена этой победы была высока для обеих сторон, приблизительно 6 000 погибших со стороны Ирака и еще больше со стороны Ирана.

 
Иракское блиц-нападение на рассеянные и деморализованные иранские силы заставило многих наблюдателей думать, что Багдад выиграет войну в течение недель. По мнению иностранных обозревателей, иракское военно-политическое руководство намеревалось, удерживая занятые войсками иранские территории, добиться от Ирана возвращения всех спорных районов, прекращения подрывной деятельности и отказа от политики экспорта исламской революции в арабские страны. Еще в начале октября 1980 года руководство Ирака заявило, что оно достигло поставленных целей, возвратив свои законные территории, и предложило урегулировать конфликт мирными средствами. Однако Иран не согласился на это.

С ноября 1980 года до середины 1981-го боевые действия на ирано-иракском фронте носили позиционный характер. Стороны вели артиллерийский огонь, уничтожая важные объекты в прифронтовой полосе, предпринимали попытки нанести ущерб друг другу ударами авиации.

 
Как подчеркивают иностранные специалисты, практически с первых недель конфликта стало ясно, что иранское духовенство попытается с максимальной для себя выгодой воспользоваться этим вооруженным столкновением, превратить его в большую войну и решить задачи, выдвинутые при разработке плана экспорта исламской революции в соседние страны. По их оценке, война явилась для правящих кругов Ирана своего рода подарком судьбы, поскольку она отодвинула в сторону внутренние проблемы, позволила несколько консолидировать все слои населения вокруг духовенства и отвлечь его внимание от внутренних трудностей.

Иран предотвратил скорую иракскую победу быстрой мобилизацией добровольцев и развертыванием сил Пасдаран на переднем крае обороны. Помимо вербовки пилотов, новый революционный режим также привлек ветеранов старой имперской армии, хотя многие опытные офицеры, большинство которых было обучено в Соединенных Штатах, подверглись чистке. Кроме того, в отряды Пасдаран и Basij (которых Хомейни назвал "Армией Двадцати миллионов" или Народная Милиция/ополчение/) было набрано не менее 100 000 добровольцев. Приблизительно 200 000 солдат были посланы на передовую к концу ноября 1980 года. Это были переданные отряды (некоторые солдаты даже несли собственные саваны), которые храбро сражались, несмотря на слабую техническую поддержку. Например, 7 ноября они сыграли существенную роль, наряду с ВМФ и ВВС, в нападении на иракские нефтяные экспортные терминалы в Мина-аль-Бакре и Аль-Фао.

 
Также Иран надеялся причинить ущерб финансовым ресурсам Ирака, сокращая его нефтяные доходы. Иран атаковал северный нефтепровод в первые дни войны и убедил Сирию закрыть иракский нефтепровод, проходящий по ее территории.

 
Иранское сопротивление вначале иракского вторжения было неожиданно сильно, но не было ни хорошо организованным, ни одинаково успешным на всех фронтах. Ирак легко продвинулся на северном и центральном фронтах и сломил там рассеянное сопротивление бойцов Пасдаран. Иракские отряды, однако, столкнулись с неутомимым сопротивлением в Хузестане. Президент Саддам Хуссеин, возможно, думал, что приблизительно 3 миллиона арабов Хузестана присоединятся к Ираку против Тегерана. Вместо этого, многие потенциальные союзники боролись вместе с иранскими регулярными и нерегулярными вооруженными формированиями в сражениях за Дезфуль, в Хорремшехре и Абадане. Вскоре после взятия Хорремшехра, иракские отряды потеряли инициативу и начали окапываться по линии их продвижения.

 

Весной и летом 1981 года иранское командование, проводя реорганизацию своих войск и наращивая их численность, одновременно пыталось вести отдельные наступательные операции ограниченного масштаба, но существенных результатов не добилось. Неудачи на фронте, как неоднократно подчеркивали иностранные обозреватели, можно было в то время объяснить отсутствием достаточного количества боеприпасов, низким уровнем боевой готовности войск и слабой организацией управления. Оставшегося от шахского режима оружия и особенно запасных частей к нему оказалось недостаточно для длительной войны. Например, по данным Лондонского института стратегических исследований, к июлю 1982 года в иранских ВВС числилось 445 боевых самолетов, однако реально участвовать в выполнении боевых задач могли не более 40 процентов.

В этих условиях, иранское руководство делало ставку на использование своего превосходства над Ираком по численности населения (данные на июль 1980 года: Иран — 38 млн., Ирак - 13 млн. человек).

 
Первая главная контратака Ирана провалилась как по политическим, так и по военным причинам. Президент Бани Садр был занят борьбой за власть с ключевыми религиозными фигурами и стремился получить политическую поддержку среди вооруженных сил прямым участием в военных операциях. Испытывая недостаток в военных специалистах, он инициировал контратаку тремя регулярными бронетанковыми полками без поддержки бойцов Пасдаран. Он также не принял во внимание, что земля около Сусангерда размыта прошедшим дождливым сезоном, что вызвало затруднение со снабжением. В результате его тактического просчета, иранские силы были окружены с трех сторон. В длительной перестрелке, большинство иранской бронетехники было уничтожено, многая техника была брошена, так как завязла в грязи, либо требовала ремонта. К счастью для Ирана, иракские силы были не в состоянии начать контрнаступление.

 
Иран остановил иракские силы на реке Карун, придерживаясь тактики атак «человеческая волна» с ограниченной технической поддержкой. Тысячи добровольцев Basij (Народная милиция, ополчение) участвовали в этих атаках.

После того, как Бани Садр был смещен с поста президента и главнокомандующего, Иран одержал свою первую главную победу, когда, в результате инициативы Хомейни, регулярная армия и Пасдаран, сражаясь рука об руку, вынудили Багдад снять осаду Абадана в сентябре 1981 года.

Иранские вооруженные силы также одержали победу в области Каср-е-Ширин в декабре 1981 и январе 1982 гг. Иракские войска несли тяжелые потери и поэтому вынуждены были отказаться от нового наступления.

 
Несмотря на разрушительные удары Ирака по складам с боеприпасами и топливом в первые дни войны, иранские ВВС первоначально преобладали в воздушной войне. Одной из причин было также и то, что иранские самолеты могли нести в два или в три раза большую бомбовую и ракетную нагрузку, чем их иракские противники (по мнению западных экспертов J). Кроме того, иранские пилоты демонстрировали хорошую подготовку. Например, иранские ВВС атаковали Багдад и ключевые иракские авиабазы уже в первые несколько недель войны. Нападения на иракский нефтяной комплекс и авиабазу в Аль Валид (базу бомбардировщиков Tу-22 и ИЛ-28) были хорошо скоординированными. Цели находились на удалении свыше 800 километров от ближайшей иранской авиабазы в Урмийе, так что F-4 должны были дозаправляться горючим в воздухе. Иранские ВВС располагали F-4 и F-5 для воздушных атак и несколькими F-14 для разведки.

Хотя ВВС эффективно использовали ракеты «Маверик» против наземных целей, недостаток запасных частей для самолетов вынудил Иран осуществлять тактическую воздушную поддержку с помощью вертолетов. Вертолеты использовались не только как боевые и транспортные, но и в целях снабжения и эвакуации раненых. В гористой местности около Мехрана, вертолеты оказались эффективными при обнаружении и уничтожении целей, а также достаточно маневренными против орудий ПВО и переносных зенитных ракетных комплексов. Иран широко использовал вертолеты в течение Операции Кербела 5 и Операции Кербела 6 на южном и центральном фронтах. Применялись Chinook и небольшие вертолеты Бэлл, типа Bell 214A, в сопровождении AH-1 Hue Cobra.

 
В столкновениях с иракскими ПВО, Иран скоро обнаружил, что низколетящие группы по два, три или четыре F-4 могут эффективно уничтожать цели практически на всей территории Ирака. Иранские пилоты преодолевали иракские ракетные комплексы ПВО SA-2 и SA-3, используя американскую тактику, примененную во Вьетнаме; но были менее успешны против комплексов SA-6. Западные системы ПВО Ирана казались более эффективными, чем советские системы в Ираке (по мнению западных экспертовJ). Однако, Иран испытывал трудности в поддержании боеготовности комплексов Hawk, Rapier и Tigercat и вместо них использовал зенитные орудия и ПЗРК.

Иракское отступление, 1982-84

Командование иранскими вооруженными силами в середине 1982 года перешло от регулярных военных к духовенству.

Вторая половина 1981 года и первое полугодие 1982-го в ирано-иракском вооруженном конфликте ознаменовались переходом Ирана к активным боевым действиям практически по всему фронту. Главные усилия были сконцентрированы в Хузестане.

 
Значительно уступая противнику в количестве и качестве оружия и военной техники, иранские войска стремились использовать, как подчеркивает иностранная печать, свое численное превосходство, они начинали наступательные действия внезапно, ночью, без предварительной огневой и авиационной подготовки.

 
В марте 1982 года иранским командованием была проведена наступательная операция под кодовым названием «Фатх» по освобождению г. Шуш, которая началась внезапной ночной атакой. При этом в первом эшелоне атакующих находилось большое число молодых добровольцев-ополченцев (14—15 лет). Как сообщала зарубежная печать, они были брошены командованием корпуса стражей на минные поля и ценой своих жизней обеспечивали ввод в бой регулярных частей. Хотя иранским войскам и удалось взять город, однако этот успех был достигнут ценой больших людских потерь.

Вслед за тем иранское командование провело новую операцию — "Бейт-оль-Мокаддас"(«Бесспорная Победа»), Иранские вооруженные силы сломили иракские оборонительные линии у Сусангерда, тем самым разделив иракские части в северном и южном Хузестане. В течение недели, они преуспели в уничтожении большей части трех иракских дивизий. Эта операция, объединяющая усилия армии, Pasdaran и Basij, была поворотным моментом в войне, потому что стратегическая инициатива перешла от Ирака к Ирану. В результате иракские войска оставили Хорремшехр.

 По оценкам иностранных специалистов, для боевых действий иранской армии в этот период характерны: сравнительно небольшой размах наступательных операций, проводившихся, как правило, в несколько этапов; стремление командования достичь оперативной внезапности; ограниченное использование авиации из-за низкой технической готовности самолетного парка; практически полное отсутствие военных действий на море; ставка на многочисленность и фанатизм личного состава, приводившая к большим потерям в живой силе; широкое использование войсками оружия ближнего боя (стрелковое, ручные противотанковые гранатометы, минометы малых калибров, безоткатные орудия) при ограниченном применении бронетанковой техники и артиллерии крупных калибров в основном из-за нехватки боеприпасов.

 В это время полностью определилось главное направление в стратегии Ирана. Не имея достаточного для быстрого окончания войны в свою пользу количества военной техники, боеприпасов и снаряжения, иранское руководство взяло курс на длительную вооруженную борьбу, рассчитанную на истощение противостоящей стороны.

Как отмечали западные наблюдатели, именно поэтому Хомейни и его окружение решительно отвергали любые инициативы третьих стран и международных организаций по политическому урегулированию конфликта. Утратив инициативу в ведении боевых действий и понеся ощутимые потери в ходе весенней кампании 1982 года, иракское руководство приняло решение отвести войска на линию государственной границы, и оставить за собой только спорные территории, которые должны были отойти к Ираку по договору 1975 года.

К июлю 1982 года отвод вооруженных сил Ирака был в основном завершен. Этот акт был использован иракской стороной для того, чтобы в очередной раз попытаться склонить Иран к мирным переговорам, однако и такой шаг успеха не имел. Хотя официально иранская сторона и заявляла, что не собирается переносить боевые действия на чужую территорию, ее лидеры готовили армию и страну к войне «до победного конца», то есть к провозглашению в Ираке исламской республики по иранскому образцу.

 Безрезультатными оказались новые попытки третьих государств примирить противоборствующие стороны. Иранское правящее духовенство или снова отвергало их, или выдвигало такие условия, которые заведомо не могли быть приняты. Так, Хомейни и его окружение сформулировали своеобразный пакет требований: признание Ирака агрессором, выплата репараций в размере 150 млрд. долларов, ликвидация правящего режима страны, осуждение ее лидеров и другие. Все это, как подчеркивала иностранная пресса, ясно указывало на намерения Ирана продолжать войну вплоть до полного поражения противника и передачи власти шиитскому духовенству.

Подтверждением может служить бурная негодующая реакция Тегерана на принятую 12 июня 1982 года Советом Безопасности ООН резолюцию № 514, в которой оба государства призывались к прекращению войны. Иранские лидеры прямо заявили, что указанная резолюция является результатом сговора с целью "лишить Иран победы".

 С июля 1982 года вооруженная борьба на фронте вступила в новую фазу. Иранское руководство взяло курс на перенос боевых действий на чужую территорию, чтобы нанести решительное поражение противнику, свергнуть нынешнее иракское правительство, поставить у власти проиранскую шиитскую группировку.

 
Вначале главный удар планировалось нанести на южном фланге. Крупнейшей операцией иранских вооруженных сил явилась операция под условным названием «Мохаррам». Основными ее целями были захват г. Басра и отторжение южных районов страны.

В ночь с 13 на 14 июля 1982 года около 100 тыс. «Стражей исламской революции» и ополченцев из района Ахваз, Куши и Хорремшехр начали наступление в направлении на Басру. Используя численное превосходство в живой силе, иранские войска вначале на некоторых участках прорвали оборону противника и вклинились на 15—20 км в глубь территории Ирака. Хотя Басра была в пределах досягаемости иранской артиллерии, духовенство использовало в нападении тактику "человеческой волны" из бойцов Pasdaran и Basij. Это сражение было одним из самых крупных на земле после 1945 года.

Иракское командование контратаками бронетанковых частей остановило наступление иранских войск в 9 км восточное г. Басра, отрезало передовые части от главных сил и уничтожило их. Иранские войска отошли на исходные позиции, потеряв, по оценке западных специалистов, более 15 000 человек убитыми. Однако некоторым иранским подразделениям удалось закрепиться на иракской территории на глубине 3—5 км от линии государственной границы. После этого наступления боевые действия на всем протяжении фронта вновь приняли позиционный характер.

 К концу 1982 года, Ирак был снабжен новой советской материальной частью, и наземная война вошла в новую стадию. Ирак использовал приобретенные танки T-62, РСЗО БМ-21, боевые вертолеты, чтобы организовать советский тип защитных рубежей с тремя оборонительными линиями - препятствиями, минными полями и укрепленными позициями. Иракские инженерные войска оказались весьма эффективными в наведении мостов через реки, укладке минных полей, и в возведении новых защитных сооружений и укреплений.

 
Повсеместно в 1983 году обе стороны демонстрировали их способность принимать и причинять серьезные потери. Ирак, в частности, оказался эффективным в области строительства укрепленных пунктов и затопления низменных областей с целью сковать бронетехнику противника. Обе стороны также испытывали трудности в эффективном использовании их бронетехники. Вместо того чтобы использовать мобильность танков, они имели тенденцию окапывать их и использовать как стационарные огневые точки. Кроме того, обе стороны были не в состоянии должным образом использовать новейшее оборудование – системы управления огнем танков, делая их очень уязвимыми для противотанкового оружия.

 В течение 1983 года иранское руководство пыталось путем проведения ряда наступательных операций на различных участках фронта расшатать оборону иракской армии, измотать ее и добиться решающего перелома в войне в свою пользу. Испытывая значительные трудности в обеспечении войск оружием, в первую очередь тяжелым, иранское командование стремилось решить поставленные перед ним задачи за счет создания на избранных участках наступления значительного превосходства над противником в живой силе.

Как сообщалось в зарубежной печати, только за 1983 год численность иранской армии возросла почти вдвое. По оценкам западных специалистов, Иран имел под ружьем почти 1 млн. человек. Примерно половина из них — бойцы ополчения, на которых, как правило, ложится основная тяжесть войны.

 В 1983 году Иран начал три крупных, но неудачных, «humanwave»-наступления, объединенных единым названием "Аль-Фаджр". Основные усилия были сконцентрированы на центральном участке фронта на направлении Дизфуль-Фука. Иранское командование пыталось нанести здесь рассекающий удар по противнику, выйти к р. Тигр, захватить этот важный в оперативном отношении район и нарушить устойчивость всей обороны. Однако ему удалось добиться на этом направлении лишь незначительного успеха.

6 февраля, Тегеран, используя 200 000 "последних резервов" Pasdaran, атаковал по 40-километровому фронту около Аль Амарах, приблизительно в 200х километрах к юго-востоку от Багдада. Атака шести иранских дивизий, поддержанная с воздуха, а также бронетехникой и артиллерией, была достаточно сильна, чтобы прорвать оборону противника. В ответ Багдад предпринял массированные воздушные контратаки (больше 200) при поддержке штурмовых вертолетов. Более 6 000 иранцев погибли в тот день…

В апреле 1983 года, Mandali-Baghdad northcentral sector засвидетельствовал жестокую борьбу - повторные иранские нападения были остановлены иракскими механизированным и пехотными дивизиями. Потери были катастрофически высоки и к концу 1983, приблизительно 120 000 иранцев и 60 000 иракцев были убиты.

 
Понеся большие потери в живой силе и израсходовав созданные перед наступлением запасы, иранские войска перешли к обороне. Было предпринято также наступление на северном фланге, где удалось захватить иракский город Пенджвин.

 Как отмечается в иностранной прессе, характерной особенностью действий иранских войск в данный период было то, что они все свои операции начинали ночью. Именно в ночное время они добивались наибольших успехов, так как, не имея превосходства в воздухе, иранское командование пыталось под покровом темноты избежать больших потерь от самолетов и вертолетов противника. Захватив какой-либо участок местности, иранские части стремились быстро закрепиться на нем и удерживали его до последней возможности. Такую тактику «вгрызания» они применяли в ходе всех операций.

 Начиная с 1984 года, военные приоритеты Багдада изменились от задач контролирования иранской территории, до предотвращения попыток Тегерана добиться успеха уже на территории Ирака. Кроме того, Ирак пробовал вызвать Иран за стол переговоров различными средствами. Сперва президент Саддам Хуссейн стремился увеличить человеческие и экономические затраты Ирана на войну. Для осуществления этой цели Ирак закупил новое вооружие, главным образом у Советского Союза и Франции. Ирак также завершил возведение оборонительных сооружений, известных как "зоны смерти" (которые состояли, прежде всего, из искусственно затопляемых областей около Басры), чтобы остановить иранские части. Кроме того, согласно Jane's Defence Weekly и другим источникам, Багдад использовал химическое оружие против сосредоточений иранских войск и предпринял ряд наступлений на многие экономические центры.

Несмотря на иракское стремление остановить дальнейшее наступление противника, иранские части в марте 1984 захватили часть островов Маджнун, месторождения нефти которых имели как экономическое, так и стратегическое значение.

 Во-вторых, Ирак обратился к дипломатическим и политическим средствам. В апреле 1984 года, Саддам Хуссеин предложил Хомейни встретиться лично на нейтральной территории, чтобы обсудить мирные инициативы. Но Тегеран отклонил это предложение и вновь заявил об его отказе вести переговоры с президентом Хуссейном.

 В-третьих, Ирак стремился вовлечь супердержавы, как средство окончания войны. Иракцы полагали, что эта цель могла быть достигнута, путем нападения на иранские судовые терминалы. Первоначально Багдад использовал заимствованные французские самолеты Etendard, снаряженные противокорабельными ракетами Exocet. В 1984 Ирак возвратил эти самолеты во Францию и купил приблизительно тридцать истребителей Мираж F-1, также оснащенных ракетами Exocet. Ирак начал новый ряд нападений на терминалы 1 февраля 1984 года.
Война на истощение, 1984-87

К 1984 году сообщалось, что приблизительно 300 000 иранских солдат и 250 000 иракских были убиты или ранены. Иностранные военные аналитики сообщали, что ни Ирак, ни Иран не использовали их современное оборудование эффективно. Часто сложную технику оставляли незадействованной, тогда как массированные атаки с ее использованием, возможно, позволили бы переломить ход сражения в пользу любой из сторон. Танки и бронетехника окапывались и служили в качестве артиллерии, вместо того, чтобы использовать их маневренность при поддержке наступления. William O. Staudenmaeir, известный военный аналитик, сообщил, что "баллистические вычислители редко использовались иракскими танкистами. Это приводило к снижению точности Т-62 до уровня стандартов Второй Мировой войны". Кроме того, обе стороны часто оставляли тяжелую технику на поле боя, так как испытывали недостаток квалифицированного технического персонала, который должен был выполнять даже незначительный ремонт.

 Аналитики также утверждают, что армии этих двух гос

Источник: http://руководство к игре "Противостояние: Война в Заливе"
Категория: Войны и битвы | Добавил: Junkers (09.03.2010)
Просмотров: 11915 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 3.3/18
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Закладки
Поиск
Пользовательского поиска
Форма входа
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • счетчики
    Rambler's Top100 Анализ сайта Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
    Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz